Чья рукавичка?

Солнечные лучи холодного зимнего солнца, лежали на полу, стенах и потолке, вычерчивая ровные геометрические линии света и тени. Мышка, напевая под нос веселую песенку, месила у окна пышное тесто. Расшитый красными узорами фартучек перепачкан мукой, как и нос, и усы, и уши мышки.

Дверь открылась и вместе с холодным паром в рукавичку, пятясь хвостом вперед, ввалился зайчик с охапкой дров. Вывалив все перед печкой, взял кочергу, пошевелил угли и подкинул новые полешки. Огонь весело затрещал, облизывая угощение.

За длинным обеденным столом лягушка сапогом из мягкой кожи старалась раздуть внутри большого блестящего самовара еловые шишки. Но что-то шло не так, огонь никак не хотел разгораться.
– Давай, помогу, – кабан отодвинул лягушку и два раза резко нажал на сапог.

Шишки зашипели и вспыхнули. Лисичка с волчком весело захлопали и заулюлюкали. С печи раздалось недовольное ворчание медведя и звери захихикали, перемигиваясь и косясь на раздувающиеся от мощного дыхания шторки.

Тепло и уютно было в просторной рукавчике. Медведь сделал надежную дубовую дверь, через которую внутрь не могли проникнуть мороз и ветер. Большая русская печка наполняла пространство приятным жаром. В пальце мышка организовала кладовку, где хранились орехи, грибы, травы и желуди.

– Знаете, – заяц снова поворошил дрова, – я, когда за дровами ходил, заметил какое-то шевеление в кустах около нашей рукавички. Не нравится мне это, ой, не нравится.
– Что? Опять? – лисичка фыркнула и толкнула волчка в бок. – Слышишь, серый? У зайца снова мания преследования началась.
– И ни чё не мания, – заяц зло зыркнул на лису. – Сама иди посмотри! Там ещё следы какие-то вокруг рукавички свежие. Не пойму только, чьи.
– Я тоже в окно видела, как кусты шевелятся, – пискнула мышка, утирая лапкой пот со лба. – Думала ветер там.
– Конечно это ветер! – лисичка потянулась и громко зевнула. – Хватит придумывать и ныть, заяц. Лучше бы за водой сходил на реку.

Волчок махнул зайцу, мол сиди, натянул валенки, тулуп, вытащил ведро из-за печки и открыл дверь, впуская клубы морозного воздуха.
– Я схожу за водой, заодно ноги разомну и гляну, что там за следы такие страшные.

* * *
Сметая крошки со стола, мышка с тревогой вглядывалась в темнеющий лес за окном. На тарелке одиноко лежал кусок пирога для волчка, который до сих пор не вернулся с реки. Заяц нервно мерил комнату шагами из угла в угол.
– Чё насчитал? – лисичка остановила зайца и усадила на скамейку. – Меня сейчас тошнить начнет от твоего мельтешения.
– Туда двадцать шагов, обратно – восемнадцать, – заяц начал стучать лапой по полу. – Странно, да?
– Ничего странного, – хрюкнул кабан. – Просто в обратную сторону ты делал более широкие шаги.
– Да я не про шаги, – заяц прижал уши. – Я про волчка. Странно, что он до сих пор не вернулся.

В рукавчике повисла тягостная тишина. Только было слышно, как мирно сопит на печке медведь. Внезапно послышался скрип снега под чьими-то ногами. Лягушка встрепенулась и в два прыжка оказалась у двери.
– Волчок возвращается! – зеленая нетерпеливо переминалась с лапы на лапу. – Сейчас узнаем, чего он так долго за водой ходил.

Но дверь так и не открылась. Скрипучие шаги обошли рукавичку, замерли под окном, а потом быстро удалились в лес. Разглядеть, кто же там ходит, не получилось. На полянку опустилась непроглядная темнота, луна спряталась за серыми тучами, унеся последний источник света.
– Кто это был? – прошептал заяц. – Явно не друг. Друг бы зашел на огонек, а этот в лес вернулся.
– Тихо ты, косой, не нагнетай! – лисичка лапой погасила свечу на столе. – Итак из-за тебя волчок пропал.
– Чё это сразу из-за меня! Я предупреждал, между прочим. А вы все не слушаете меня. Трусом считаете.
– Да никто тебя трусом не считает, – лягушка выглянула в окно. – Просто ты немного тревожный, но это нормально. Иногда это жизнь спасает.

За стеной снова послышались скрипучие шаги. Звери пригнулись к полу, напряженно вслушиваясь и стараясь определить, куда в этот раз направятся страшные шаги. Они замерли перед дверью и затихли.
– Мне страшно, – мышка забилась под стол, следом за ней залезла лягушка. – Кто это? Что ему надо?!

Кабан взял кочергу и встал около двери, в ожидании незваного гостя. Лиса встала рядом с веником, настороженно принюхиваясь. Дверь со стуком растворилась и в комнату ворвался белый клуб морозного пара, но в темном проеме никого не было. Звери отшатнулись, не понимая, что происходит.

Дверь сама тут же захлопнулась, заставив всех вздрогнуть. Когда пар опал, звери увидели на входном паласе ежика в кожаной черной косухе и лётных очках. Прищурившись, он разглядывал хозяев.
– Что уставились?! Ежа никогда не видели?
– Слышь, ежь! А ты чё так борзо разговариваешь?! – кабан аккуратно ткнул зверька в бок кочергой. – В гости тебя никто не звал. Пришел и хамишь.
– Кто сказал, что не звали? – колючий фыркнул и прошел до середины комнаты. – Волчок меня звал. Так и сказал: «Иди, заходи, не бойся. Ребята там глупые, конечно, но добрые».
– Прям так и сказал? – кабан недоверчиво скосил глаза на лису.
– Погоди, – рыжая отодвинула кабана, поближе подбираясь к ежу. – Ты где волчка видел? Когда?
– На реке, часа три назад.
– И что он делал? Куда пошел?
– Какой пошел? Ведро в прорубь бросил и побежал!

Озадаченные звери переглянулись, недоверчиво качая головами. В этот момент на печи заворочался медведь, закряхтел и выглянул из-за шторки.
– Народ, вы чего в темноте-то сидите? Свечки закончились?

Мышка тут же юркнула к печке, сунула в неё лучину и зажгла свечу. Медведь, кряхтя, слез вниз и уставился на ежика.
– Не знал, что у нас гости.
– А это и не гость никакой, – лисичка насупила брови. – Пришел незваный нежданный, странные вещи про волчка рассказывает.
– Ну, теперь мне расскажи, – медведь сел на лавку, облокотившись на стол.
– Так вот я и говорю, валить вам всем надо с этой рукавички! И чем раньше, тем лучше. Пока поздно не стало!
– О чем это ты, колючий? – медведь наклонился ближе к зверьку. – Почему нам надо с нашего домика бежать?
– Так не ваш это домик, – еж фыркнул, но уже не так уверено, косясь на клыки медведя. – Вы сюда заселились и даже не спросили, чья рукавица! А надо было.
– Не тяни кота за хвост, говори! В чем дело? – кабан встал позади ежа. – И где наш волчок?

Лиса тоже встала рядом с кабаном, к ним присоединилась мышка и лягушка. Они пристально смотрели на ежа.
– Ничего с вашим волчком не случилось, а вот с вами может. Это же не простая рукавица. Ну сами подумайте, кто такую хорошую вещь за просто так в лесу оставит на красивой полянке под раскидистым кедром? Внутри мебель, печка, занавесочки на окне и половички кругом? Вас это не удивило? Совсем?
– И? – медведь сложил лапы на груди.
– Ловушка это, а не рукавица! Я вам говорю. Это охотник – великан её специально сюда положил. Звери, такие как вы, наивные и доверчивые, приходят, селятся, обживаются, радуются. А он потом приходит и всех разом в рукавице уносит. Кого на шкурки сдает, с кого сало топит, а кого и на мясо пускает.

Звери оторопело смотрели то друг на друга, то на гостя. Как так, их рукавица, теплая и уютная – обычная ловушка охотника? Внезапно за окном снова заскрипел снег, громко, как будто что-то тяжелое и неповоротливое двигалось в ночи.
– Все, мы пропали, – пискнула мышка, прячась за медведя. – Великан – охотник пришел. Сейчас нас будут убивать.

Дверь со стуком распахнулась, впуская очередную порцию морозного пара и волчка.
– Ребята, я за вами! – волчок оглядывался по сторонам. – Вы что, ещё не начали собираться? Ёжь! Ты им рассказал?
– Как раз рассказываю. Но они мне не верят. Твои друзья, вот сам и объясняй. Он с минуты на минуту придет. Я ещё молод и не готов на тот свет. Пойду я.
– Вы чего? – волчок начал толкать зверей, греметь посудой и пытаться завернуть самовар в скатерть. – Я еле сани нашел, чтобы вещи перевезти, а вы ещё не готовы.

Из леса послышался собачий лай, звонкий, возбужденный и скрип снега под гигантскими ногами. Звери тут же выскочили из рукавички и бросились прятаться за деревьями. Спустя пару минут, на поляну вышел старик – великан с псом на поводке. Наклонился, поднял рукавицу и заглянул внутрь.
– Пошли, Полкан! – седой великан тяжело вздохнул, закидывая охотничье ружье за спину. – Опять наша ловушка не сработала. Уже четвертая. Эх, снова ни с чем к старухе возвращаться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.